Этика гедонизма

Этика удовольствия

Морально-нравственная основа гедонизма

Согласно гедонизму, смыслом жизни и высшей ценностью является удовольствие, причем, как правило, удовольствие именно эгоистическое. Все остальные цели и ценности подчинены стремлению к наслаждению. Но это утверждение опасно тем, что гедонизм в таком случае предстает учением аморальным, а это вовсе не так.

Гедонизм существует в двух формах: в обыденном понимании и в понимании чисто философском и научном.

Философский гедонизм уходит корнями в глубокую древность. И первая наиболее полная система этического гуманизма принадлежит древнегреческому философу Эпикуру. Многие века эпикуреизм пользовался невероятной популярностью. Со всех концов света стекались люди, чтобы послушать речи Эпикура и примкнуть к рядам его последователей. Цицерон писал, что «мир варваров был поколеблен Эпикуром». Напрасно стоики и первые христиане боролись с эпикурейством, он сохранил своё влияние и до наших дней. В афинской агоре апостол Павел дискутировал именно с эпикурейцами. Эпоха Ренессанса, ставшая расцветом гуманизма, стала и расцветом гедонизма. И, как мы помним, даже Папы Римские были не прочь утопать в роскоши. Но со временем и произошла роковая ошибка, обрекшая гедонизм на репутацию безнравственной философии.

Гедонисты – философы не считали богатство, власть, почести самоцелью. Напротив, Эпикур называл такие удовольствия излишними и противоестественными. По Эпикуру решающее значение имеет качество удовольствия (мимолетные наслаждения лишь губят человека), избыточность удовольствия –  его потеря. Жаждая таких труднодоступных вещей, как богатство, слава, власть, невозможно достигнуть счастья. В этом эпикуреизм приближался к аскетизму: мудрец (философ) внутренне свободен, потому что он преодолел свои желания, и судьба не может сломить его – ведь он помнит о прошлых наслаждениях и предвкушает будущие духовные удовольствия, которые он черпает в своей душе.

Другой древнегреческий философ, Аристипп, считал, что душа имеет двойственный характер. Удовольствие символизировало мягкость и нежность, а страдание – грубость и резкость. Избегая боли и страдания, можно получить истинное удовольствие.

Иеремия Бентам, автор особой этической доктрины гедонизма – утилитаризма, считал, что удовольствие есть общественное благо, тогда как страдание – это зло.

Немецкий философ Людвиг Фейербах считал стремление к удовольствию естественным, поскольку человек по своей природе существо эгоистическое. Однако и этот эгоизм должен быть умеренным.

Французский философ и социолог Жан Бодрийяр в своей книге «Общество потребления» доказал, что обилие материальных товаров прикрывает нравственную бездну, бесценностную пустоту. Счастье в подобном обществе недостижимо, поскольку никакие телесные удовольствия не в силах его доставить. Бесполезное потребление ради потребления, в конечном счете, разрушает общество.

Бытовое понимание гедонизма как раз и заключается в понимании сиюминутных удовольствий как самоцели. А это неминуемо ведет к духовному кризису: материальные ценности, комфорт, желание разбогатеть и вести яркую беззаботную жизнь вытесняют понятие о свободе, любви, дружбе, счастье. Самый известный литературный пример гедониста такого типа – это Евгений Онегин. Ни экзотические обеды, ни шумные праздники и балы, ни красавицы, ни карточная игра, ни весь образ жизни молодого богатого франта в северной столице России не смогли принести ему счастья и покоя.

Гедонизм – учение аксиологическое, в нем нет никаких предписаний, однако важно понимать его этическую составляющую: подлинный философский эгоизм не предполагает стремления к суетным радостям, праздника на ярмарке тщеславия. И хотя общество массового потребления отдает предпочтение этике удовольствия, современные эпикурейцы, ровно как и французская аристократия XVII века, забывают про умеренность, и это отдаляет их от истинного гедонизма. Удовольствие – это стимул производства и еще большего потребления. Эпикур также считал удовольствие и страдание основными движущими силами человеческого существа, но этика Эпикура больше приближена к этике счастья: ведь имея все удовольствия на свете можно быть несчастным.  В тоже время представители молодежных субкультур, как и Эпикур, считают удовольствие целью жизни и основанием всякой морали. Например, полностью гедонистическая субкультура хиппи, рейв-субкультура, постулирующая стремление к роскоши, веселье, уход от обязанностей, и даже панки. Однако если массовая культура еще признает ограничения – правовые, религиозные, моральные, то молодежная как движение бунта, протеста совершенно снимает их.

Таким образом, необходимо разграничивать бытовой (примитивный) гедонизм и его аморальное значение и гедонизм философский, этика которого предполагает поиск счастья и духовных удовольствий.

Автор: Варвара Филашкина

Редакция журнала Умная Россия. Мы ищем материалы, которые будут для вас полезны. Если у вас есть предложения, просим высылать их на почту: news@cleverrussia.ru

Наверх